RU EN

А.В. Покровский: «Мысль пойти попить чай не возникала ни разу»

16 июля 2019 г.

Почетный президент Российского общества ангиологов и сосудистых хирургов (РОАиСХ), экс-президент Европейского общества сосудистой хирургии (ESVS), академик РАН Анатолий Покровский рассказывает о работе с Майклом Дебейки, именитых пациентах и будущем хирургии.

Анатолий Владимирович Покровский

«Ему язву оперировал сам Покровский», – с гордостью говорит героиня советского фильма «Служебный роман» своим коллегам. Имя хирурга Анатолия Владимировича Покровского стало синонимом преданности своему делу. Сам Анатолий Владимирович рассматривает хирургию как служение, а свою жизнь не представляет без медицины. Сегодня он преподает и рассказывает молодым врачам, чем нужно пожертвовать, чтобы стать профессионалом своего дела, как выстроить отношения со знаменитыми пациентами и почему профессия хирурга в будущем может исчезнуть.


Служить медицине

Анатолий Владимирович встречает нас в своем кабинете НМИЦ хирургии им. А.В. Вишневского. Внутри светло и просторно. В шкафу за стеклянными дверцами награды, на стене памятные фотографии с коллегами. Анатолий Владимирович предлагает нам присесть. На его столе – свежие номера медицинских журналов. Он с улыбкой говорит:

– К вашему приходу пытался тут разобраться, но понял, что это бесполезно.

Анатолий Владимирович из медицинской семьи: мать работала акушером-гинекологом, а отец заведовал кафедрой акушерства и гинекологии в Воронеже. Тетя была химиком на одной из типографий Гознака. Она предлагала племяннику тоже стать химиком, но он отказался – ради мечты о медицине.

– Дети часто ориентируются на своих отцов. Пожалуй, моим негласным наставником стал мой папа, – рассказывает Покровский. – Наверное, сегодня это звучит странно, но он по собственной воле в 1937 году уехал из Москвы на Дальний Восток, в Хабаровск, и открыл там кафедру акушерства и гинекологии.

Потом ему предлагали перебраться в Ленинград, но отец отказался. Он переехал в Воронеж и там тоже создал кафедру акушерства и гинекологии, а потом и общество акушеров-гинекологов. Отец считался одним из ведущих специалистов в своей области в нашей стране и принадлежал к поколению людей, прошедших войну и набравшихся опыта в уходе за ранеными.

Следуя по стопам отца, Анатолий Владимирович поступил на лечебный факультет сначала в Воронеже, а потом перевелся в Москву, во 2-й Московский медицинский институт имени Н.И. Пирогова. С самого начала учебы Анатолий Владимирович занимался экспериментальными операциями на животных.

– Так я решил стать хирургом, – вспоминает Покровский. – В то время, в 50-е годы, началось бурное развитие сердечно-сосудистой хирургии: появились аппараты искусственного кровообращения, наркоз, в практику внедрялись разные новшества, например, операции на сердце. Это была новая область, как сейчас электроника, кибернетика, и она очень привлекла меня.

Портрет А.В. Покровского

Портрет А.В. Покровского

Анатолий Владимирович убежден: для того, чтобы стать хирургом, самое главное не талант, а желание работать в этой области и любить ее. Хирургия требует самоотречения и оставляет мало свободного времени.

«Хирургу нужно сделать выбор: личная жизнь или работа»

– Нас учили, что не надо работать с восьми до трех. Работать надо с восьми до восьми, а если придется, то и круглые сутки, – вспоминает Покровский. – Поэтому, когда ко мне приходят молодые девушки-студентки и заявляют, что хотят идти в хирургию, я всегда говорю им: «Сначала хорошо подумайте и предупредите своих близких, что вы будете на работе круглосуточно».

Анатолий Владимирович Покровский


Попить чай во время операции

– Во время операции важно придерживаться такого принципа: ты не уйдешь из операционной, пока не сделаешь все так, как надо, – делится Анатолий Владимирович. – Есть еще одна маленькая подсказка: если ты видишь, что что-то не так и ты не справляешься, не стесняйся позвать старшего и посоветоваться.

В дверь стучат. Входит ассистент Анатолия Владимировича, отрывисто сообщает:

– Первую закончили, все нормально, – а затем покидает кабинет.

– Мне докладывают, как прошла операция. Если бы что-то пошло не так, меня бы позвали в операционную – это к словам о том, что в нашей среде действительно принято звать старших на помощь, – поясняет Покровский и невесело вздыхает. – Хотя я сам уже не оперирую, последнюю операцию я провел, когда мне было 85 лет. Очень жалею об этом. Руки у меня в порядке, но зрение стало подводить.

Анатолий Владимирович перестал оперировать несколько лет назад. Он вспоминает, что в процессе многочасовых операций не замечал, как идет время, и мог простоять и десять, и двенадцать часов у операционного стола.

«Мысль пойти попить чай не возникала ни разу»

– Не смейтесь: американские хирурги часто во время длительных операций могут отойти и здесь же, в операционном блоке, перекусить, – улыбается Анатолий Владимирович. – Лично у меня нет секрета, как оставаться в форме во время долгой операции. Специально ничего для этого делать не надо, просто в процессе перед тобой есть только одна задача – чтобы все закончилось успешно. Поэтому ты стоишь столько, сколько нужно. Знаю, что некоторые хирурги слушают музыку, чтобы сконцентрироваться. Я никогда так не делал: меня это отвлекает. Хотя я люблю искусство. Мне доставляет удовольствие ходить в музеи, для меня это отдых. Вот только недавно был в Третьяковке, кстати, именно в тот день, когда оттуда украли картину Куинджи. Еще мне нравится ходить в театры, последний раз ходил смотреть «Баядерку» в Большом и послушал «Пиковую даму» в новом составе.

Анатолий Владимирович Покровский

Долгое время А.В. Покровский занимал должность заведующего кафедрой клинической ангиологии, сосудистой и рентгенэндоваскулярной хирургии Российской медицинской академии последипломного образования (РМАПО). Он отмечает, что преподавание всегда было его внутренней потребностью, еще со времен работы в Институте коронарной и сосудистой хирургии им. А.Н. Бакулева. Для Анатолия Владимировича студенты прежде всего коллеги.

«Я всегда придерживаюсь такого принципа: держаться со своими студентами как с равными»

– Я говорю им: «Первое и основное: если вы хотите больше знать, задавайте больше вопросов, больше смотрите». Если молодые врачи хотят стать хирургами, им недостаточно просто ходить на лекции. Они должны смотреть на опыт коллег, ходить на операции. Во время учебы я записывал в блокноте каждое движение хирурга. Помню, раньше, когда только начиналась эра коронарного шунтирования, в операционной стоял киноаппарат. И хирург прежде, чем делать операцию, еще раз просматривал фильм о ходе операции. Важно разбираться досконально в деталях предстоящей работы.


Нет разницы между знаменитым и обычным пациентом

Когда Анатолий Владимирович только начинал свою медицинскую карьеру, в СССР сердечно-сосудистой хирургии как самостоятельного направления не существовало, поэтому ему пришлось взять на себя роль одного из первопроходцев. Он участвовал в формировании этой области и развитии технологий внедрения искусственных сосудистых протезов. Первые советские синтетические протезы Анатолий Владимирович делал из нейлона. Он работал с самыми сложными патологиями, в частности, в 70-е годы ему доводилось проводить новаторскую на тот момент операцию по аортокоронарному шунтированию. Кроме того, Покровский одним из первых стал выполнять операции каротидной эндартерэктомии у пациентов с недостаточностью мозгового кровообращения.

Среди пациентов Анатолия Владимировича было много знаменитых людей: он оперировал маршала авиации Александра Покрышкина, академика Мстислава Келдыша, политиков из зарубежных компартий и многих других. На вопрос, с кем работать легче – со «звёздным» пациентом или с обычным человеком, он пожимает плечами. Для Анатолия Владимировича нет разницы, какое социальное положение занимает человек, которого он лечит. Легко будет общаться с пациентом или нет, зависит прежде всего от характера человека.

– Покрышкин был великолепный человек, добрый, удачливый, решительный. Когда он попал в больницу с разрывом аневризмы брюшной аорты и надо было решаться на операцию, Покрышкин, не колеблясь, сказал: «Я согласен. Делайте все, что посчитаете нужным». Это был тот случай, когда мне, старшему лейтенанту, помогали на операции три генерала – главные хирурги советской армии, – смеется Анатолий Владимирович. – Кстати, в свое время академик Мстислав Келдыш перенес длительную и достаточно объемную операцию и очень непростой послеоперационный период: у него был парез кишечника. Когда я ему говорил, что нужно делать то-то и то-то, он не спрашивал меня, почему и зачем, а просто выполнял все, что ему говорил врач. Вот это характер!

Операцию Мстиславу Келдышу Анатолий Владимирович проводил в 1972 году совместно с американским хирургом Майклом Дебейки (Michael DeBakey). У Келдыша был синдром Лериша. Операция прошла в Институте сердечно-сосудистой хирургии им. А.Н. Бакулева и длилась шесть часов. Келдышу сделали аорто-бедренное шунтирование.

Операция прошла успешно. После нее Майкл Дебейки сказал на банкете: «Нас пригласили, чтобы провести довольно сложную операцию на аорте». Показав на Анатолия Владимировича, он добавил: «Но я должен сказать, что ваши хирурги подготовлены ничуть не хуже!»

М. Дебейки отказался от гонорара: он считал, что врачи разных стран должны помогать друг другу. Дебейки был врачом с мировым именем: оперировал трех американских президентов – Джона Кеннеди, Эндрю Джонсона и Ричарда Никсона, а потом и первого российского президента Бориса Ельцина. Как и Анатолий Владимирович, он не делал разницы между знаменитыми и обычными пациентами.

– Это был уникальный человек. У него лечились лидеры многих стран мира, короли, шахи. А по характеру это был добрейший человек, очень внимательный, готовый объяснять свои действия и делиться опытом, – замечает Анатолий Владимирович.

«M. Дебейки подарил мне свои инструменты и пригласил на свое ранчо в Америке.
Своих сотрудников он туда не приглашал, а гостя из СССР пригласил.
Он сделал все, чтобы мне было удобно работать в США»

Несмотря на политическую ситуацию, врачи из разных стран обычно легко находят друг с другом контакт: мы все служим одному делу, и это главное.

Анатолий Покровский (слева) с Майклом ДеБейки (в центре)

Анатолий Покровский (слева) с Майклом ДеБейки (в центре)


Профессия исчезнет?

Анатолий Владимирович стал первым в истории российским врачом, избранным президентом Европейского общества сосудистой хирургии (ESVS). Он признается, что главным достижением своей жизни считает появление аналогичной организации в России и сосудистых хирургов в каждом крупном городе.

В 1985 году по инициативе академика Покровского было создано Российское Общество ангиологов и сосудистых хирургов (РОАиСХ). Сегодня в организации состоят более 500 российских и зарубежных специалистов. Под эгидой общества издается журнал «Ангиология и сосудистая хирургия», ежегодно проводятся научно-практические конференции и международные симпозиумы. В июле 2007 года у организации появился свой интернет-портал. Его цель – информировать всех желающих об актуальных новостях сердечно-сосудистой хирургии. Также функционируют страницы в социальных сетях VKontakte и Facebook.

– Последние десять лет в хирургии наблюдаются колоссальные сдвиги, – размышляет Анатолий Владимирович. – Наука развивается с такой скоростью, что каждые несколько лет информацию в основных, фундаментальных учебных пособиях по медицине обновляют, например, в учебнике Резерфорда (Rutherford). Появляются новые разделы, которых раньше не было, например, про операции, выполняемые инвазивным методом с помощью аппаратов Да Винчи (Da Vinci) – роботов, которые могут оперировать пациента. Я даже допускаю, что в будущем все будет делать машина под управлением человека, и профессия хирурга в том виде, в котором она существует сейчас, исчезнет.

Но все равно даже с использованием новых технических приемов и расширяющихся возможностей хирургия была, есть и останется и в будущем искусством, служение которому требует огромной самоотдачи, неутомимости в научном поиске, отсутствия догматизма, необычайной трудолюбивости, постоянного самосовершенствования и постоянного стремления к развитию.

Анатолий Владимирович Покровский

Источник: phleboteka.ru

Партнеры:

Российское Общество ангиологов и сосудистых хирургов Ассоциация флебологов России Российская Ассоциация Радиологов РАСУДМ - Российская ассоциация специалистов ультразвуковой диагностики в медицине РАСФД - Российская ассоциация специалистов функциональной диагностики